К основному контенту

Ирина Богатырёва. Формула свободы

Богатырёва И. Формула свободы : роман // Дружба народов. - 2017. - № 6. - С. 6-94.
Читать:
Цитата:
Они чувствовали кожей - это лето будет у них последним, и жили так, чтобы оно запомнилось навсегда". Они - компания из 116. Последний школьный год. Поиск идей и людей, за которыми хочется следовать безоглядно, и жизнь в этот огонь души подбрасывает дровишек. Из чего же она складывается, формула свободы? Из главного!
Автор:
Роман "Формула свободы" (предыдущее название "Ганин") - о первой любви, последних школьных днях и сложном поиске собственной свободы вошёл в лонг-лист премии Русский Букер 2017. Прочесть его можно в электронном виде в журнале "Дружба народов". Это - сокращённая журнальная версия. Полный вариант выйдет книгой этой осенью.
Теме свободы посвящена и еще не опубликованная книга, которая так и называется "Формула свободы". Это подростковый текст, мне очень давно хотелось его написать, но я никак за него не могла взяться. Я переосмыслила свои юношеские впечатления, ведь идея возникла еще тогда. Наверное, я просто долго взрослела. Это книга о сектах, и мне было сложновато абстрагироваться и посмотреть на все чувства со стороны. Но там как раз все происходит в Новом городе, в 20 школе, она очень узнаваема. 
Рецензия:
Этот «школьный» роман о трудностях взросления вошел в длинный список «Русского Букера». Недавние сходные тексты о трудных подростках – «Трубач у врат зари» Романа Богословского» и «F20» Анны Козловой. Я о них писала. Во всех трех романах авторы бьют в набат: взросление само по себе драматично, а наши дети брошены нами на произвол судьбы – или первого же «ловца душ». «Формула свободы» – линейное повествование в реалистическом духе, организованное течением учебного года. Действие происходит в неназванном городе (скорее городке) на Волге. Юные герои учатся в выпускном классе. В школе маета и злобные истеричные учителя. В семьях полное отчуждение. У главного героя Ганина погиб отец и запойно пьет мать. У его одноклассницы Светки родителей словно бы нету. Ближе к концу романа вдруг – хлоп: она ему двоюродная сестра, а ее отец – родной дядя. У друга Лехи скандалы с неким Ежом. Ближе к концу – опять хлоп: это его отец и у него даже есть имя. То же самое и в семьях других подростков. Никаких убеждений у детей нет, что им с собой делать, зачем таскаться в школу и что будет дальше, они не знают. Им хочется любви, свободы, осмысленности, но где и как все это найти, им непонятно. Тут-то и появляется «ловец душ» Даня, старший брат Лехи. Он красивый и атлетичный, он прибыл из ашрама и, собрав группу подростков, начинает проповедовать им некое учение. Текст резко перекашивается. Читатель узнает, что зловредные ашрамы опутали всю нашу страну, зловредные гуру повсюду проповедуют и заманивают к себе детей и взрослых. Вокруг Дани уже собралась масса сторонников всех возрастов. Появляется и гуру: «Мир во зле лежит. Забыли мы любовь. Человечество обречено, — вещал тот. — Наши адепты давно получают информацию о грядущей катастрофе.. Но светлые архарты долго отводили карающий жезл от Земли. Только это стоит огромных усилий, а люди не оправдывают такой защиты. И вот теперь пришли последние времена. Нас всех ждет переход в новую расу. — Здесь Ганин не выдержал и фыркнул. Сидящие впереди люди с неодобрением покосились на него.— Трансмутировать смогут не все. Все будет зависеть от уровня личной силы. И от того, есть ли в вас любовь». Мать главного героя уходит в ашрам, оставив сына совсем одного. Друг Леха, почти доведенный до самоубийства жестоким учителем, тоже уходит в ашрам, но в ужасе бежит обратно: «Туфта все эти ваши ашрамы! Мы тут думаем, что там тебя свободным сделают. На фиг мы им свободные сдались. Это вообще мозгомойка. Я всю их систему понял. Это система. Секта». В общем, страсти. Если главный враг нашей «духовной безопасности» – ашрам, то что ему противостоит? Оказывается, великая русская литература. Среди бесчеловечных учителей есть один человечный: новый учитель литературы. Он приобщает детей к сокровищам Серебряного века и дает главному герою «формулу свободы»: «позволь другому быть другим». Но школьная система исторгает такого учителя: его принуждают уволиться. А еще в романе есть первая любовь, немножко секса и гибель юной возлюбленной, которая сначала изменила герою с Даней, а потом их обоих насмерть сбила машина. Не знаю, друзья, что посоветовать. Обыкновенный школьный роман с перекосом в ашрам. Когда происходит действие, неизвестно: ничего из сферы политики и государственных событий до подростков не доносится. Кончается тем, что юный герой справился со своими трагедиями и пошел работать на стройку с помощью того самого Ежа.
Фото с сайта
Об авторе:
Ирина Богатырева родилась в Казани, выросла в Ульяновске. Окончила Литературный институт им.А.М.Горького. Автор пяти книг прозы, литературного перевода сборника алтайских сказок и публикаций в журналах «Октябрь», «Новый мир», «Дружба народов» и др. 
Финалист и лауреат многих литературных премий, в том числе по литературе для подростков и премии «Студенческий Букер». 
Играет на варгане в дуэте «Ольхонские ворота». Живет в Москве.

Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Владимир Медведев. Заххок

Медведев В. Заххок : роман / Владимир Медведев // Дружба народов. - 2015. - № 3-4. Читать: начало, окончание.
Анонс: Фон романа Владимира Медведева "Заххок" — гражданская война в Таджикистане, один из самых кровавых конфликтов на территории бывшего СССР. Драматические события разворачиваются в глухом горном ущелье на рубеже с Афганистаном. Здесь, в экстремальных жизненных условиях с предельной четкостью проступают все границы. Между жизнью и смертью. Меж добром и злом. Реальным и воображаемым. Властью и поддаными. Городом и деревней. Человеком и природой. Женщинами и мужчинами. Молодыми и старыми. Живыми и мертвыми. Своими и Чужими.
Анонсы журнала "Дружба народов" Рецензии: О событиях двадцатилетней давности в Таджикистане — роман Владимира Медведева "Заххок", где главный герой — человек, увидевший иной ракурс жизни. Он пытается понять других людей, не потерять почву под ногами и найти поддержку. Во времена кровопролитной гражданской войны в маленьком рай…

Александр Мелихов. Свидание с Квазимодо

Мелихов А. Свидание с Квазимодо : роман // Нева. - 2016. - № 10.
Читать в "Журнальном зале"
Цитата:
Она это не сразу поняла — чего ей не хватает в психологических науках: красоты. Красотой они не занимались, они измеряли, сколько выделяется желудочного сока по звонку или вспышке и что лежит в основе семейных отношений — совместная деятельность на благо общества. Она была не против, но — где нет красоты, нет и человека. А роман с красотой между тем у нее только нарастал и постепенно снова сделался главной невидимой ее жизнью.
Рецензии: Безусловно, событием литературы станет роман Александра Мелихова «Свидание с Квазимодо». Как всегда, автор берется за глобальную тему, тему философскую. В данном случае предметом его размышлений становится феномен красоты. Но перед нами не философский трактат (хотя роман Мелихова мог бы стать самым интересным учебником по эстетике), а увлекательное художественное произведение. 
Аминова О. В день приходит до тысячи рукописей Александр Мелихов …