К основному контенту

Сообщения

Сообщения за 2015

Анатолий Ким. Гений

Ким А. Гений : Повесть о Смоктуновском // Дружба народов. - 2015. - № 7. - С. 81 - 126. Читать: в Журнальном зале. Автор: Иннокентий Михайлович нередко говорил: «Я — гений». Да, в голосе была ирония, но лишь отчасти. Когда ему удавалось полностью перевоплотиться в персонаж, он называл себя гением без шуток.
Я и книгу свою о Смоктуновском назвал «Я — гений». Но когда показал рукопись вдове Иннокентия Михайловича, она попросила меня убрать «я», дабы избежать неверного толкования. Смоктуновский, вне всякого сомнения, был талантом. Объяснить это нельзя. Гений — это гений, как ангел — это ангел. Знаете, актер очень любил Пушкина и считал его непревзойденным поэтом. Наверное, Иннокентий Михайлович в понятия таланта и гениальности вкладывал умение не повторяться. Пушкин не повторялся в стихах, Смоктуновский — в ролях. У него штампов не было! Каждую роль он играл как единственную и важную в жизни. «Я — гений», - говорил про себя Иннокентий Смоктуновский // Вечерняя Москва. - 2015. - 2 декабря. Ре…

Андрей Молчанов. Форпост

Молчанов А. Форпост: роман // Москва. - 2015. - № 7 - 9.
Читать на сайте журнала: начало,продолжение,окончание
Цитата:                                                                                                        
Вокруг, как при начале эпидемии, он наблюдал массу угрожающих признаков. Авторитет власти разваливался на глазах, экономика погружалась в хаос. Наступление всеобщей разрухи накатывало неотвратимо. Большая битва за коммунизм была проиграна, бороться за прежние идеалы виделось бессмыслицей. Дни его прежней власти тоже были сочтены. Придать ей новое содержание могли лишь свежие идеи и хитроумные проекты. Как ни старался, он не мог обнаружить подступ к ним. Он внушал себе, что сумеет пережить все невзгоды, но и сомневался в этом. И разбирали его тоска и досада человека, построившего прекрасный дом, в который теперь прицельно летела всесокрушающая бомба.
Рецензии:
…Две сюжетные линии, которые смыкаются практически в конце. Главный герой романа, присутствующий в обеих лин…

Александр Архангельский. Правило муравчика

Архангельский А. Правило муравчика : сказка про бога,  котов и собак // Знамя. - 2015. - № 9. Читать в "Журнальном зале". В анонсе номера:
Александр Архангельский определил жанр своего сочинения «Правило муравчика» как «сказку про бога, котов и собак». Это своего рода антиутопия, где власть в царстве котов захватывает наглый и беспощадный тиран Мурчавес, а дальше события развиваются по законам деспотии: ложь, подлость как добродетель, гонение инакомыслящих, война с армией собак и неизбежный крах. Все как у людей. Анонсы Елены Холмогоровой (журнал "Знамя") Автор:
Рано или поздно любому автору хочется написать сказку. Или притчу. Или, как некоторые считают, басню. Так, чтобы вроде бы и про современность, но и про то, что происходит всегда и нигде конкретно. «Правило муравчика» для меня – именно такая книжка. В ней действуют коты, собаки и бог. Какой бог, почему с маленькой буквы – становится понятно из первых глав.
Наверняка найдутся те, кто захочет поискать за всеми ге…

Юлия Кисина. Элефантина, или Кораблекрушенция Достоевцева

Кисина Ю. Элефантина, или Кораблекрушенция Достоевцева : роман // Звезда. - 2015. - № 3.
Читать в "Журнальном зале"
Цитата:
В Москве пахнет государственностью. В центре находятся пентагоны, между ними кондитерские. Танки и торты, пирожные и ракеты! Элефантина, ты в своем уме? На твою голову может свалиться гранитное небо с рельефными облаками. Там, на облаках проходят заседания, собрания и планерки ангелов. Прямо из Кремля по утрам в огненной колеснице на небо поднимается Илья Пророк, охраняя от Америки и бездуховности. Купола церквей пахнут луком. Внизу — рельсы, редакции, жэки, паспортные столы, продукты тяжелого машиностроения, двигатели внутреннего сгорания, смок, прибежавший с Запада, потому что такого слова в русском языке нет, а смок есть, застиранная одежда, горы сигаретного пепла, чиновники, шоферы. — Элефантина, принцесса, дура ты набитая! — сказала мне Москва. А я показала ей язык. Рецензии: 
Главная тема романа – это описание жизни девушки, которая (ещё в со…

Валентина Кокорева. Век человеческий

Кокорева В. Век человеческий : повесть-быль / предисл. А. Аграфенина // Нева. - 2015. - № 5.
Читать в "Журнальном зале"
Цитата:  Это случилось совершенно неожиданно 19 января 1945 года. В концлагере Дзялдова после так называемого обеда, баланды из гнилых картофельных очистков, мы вернулись в камеру, как всегда, с остатками корочек, эрзац-хлеба. Малыши с радостью бросились сосать эти жалкие крохи, а мы, взрослые, примостились около них на топчанах. Мы были все ослаблены, и нас стал уже одолевать сон, как вдруг послышались топот кованых сапог и хлопанье дверей на первом этаже, Проникал к нам и отделенный звук артиллерийской канонады. Подбежав к окну и соскоблив масляную краску со стекла, я увидела бегущих немцев... Один из них оглянулся на окно нашей камеры и разрядил пистолет. Наверное, он заметил островки чистого стекла без красок. И сразу же к окну бросились бежать и все остальные. Пули в нас не попали, потому что мы были на втором этаже, но во избежание беды мы все же отошл…

Патрик Модиано. Ночная трава

Модиано П. Ночная трава : роман / Перевод с французского Тимофея Петухова // Иностранная литература. - 2015. - № 9.
Читатьв "Журнальном зале"
Анонс:
В декорациях парижской топографии 60-х годов ХХ века, в атмосфере полусна-полуяви, в окружении темных личностей, выходцев из Марокко, протекает любовь молодого героя и загадочной девушки, живущей под чужим именем и по подложным документам, потому что ее прошлое обременено случайным преступлением…
Рецензии:
Очередной роман последнего (на данный момент) лауреата Нобелевской премии по литературе. Как и многие другие его произведения (взять, например, хотя бы тот же «Горизонт»), этот роман производит впечатление своего рода литературы мемуарной, как будто бы автор рассказывает о событиях, происходивших с ним когда-то давно, еще в юности. И в то же самое время, при хоть сколько-нибудь внимательном прочтении становится понятно, что это не так, что читаемый текст – всего лишь художественный вымысел, и не более того… А если говорить более …

Валерий Хазин. Прямой эфир

Хазин В. Прямой эфир : роман-болеро // Октябрь. - 2015. - № 7.
Читать в "Журнальном зале". В анонсе номера: Злободневная завязка – молодого писателя, преследуемого за религиозное вольнодумство, вынуждают оборвать скандально начавшуюся было биографию, – выбрасывает нас в уголок приморского эдема, городок Черногории, где герою предстоит под чужим именем вести новую, сытую и тихую, жизнь. Тут бы и закончиться повествованию, если бы в наследство от предшественника герою не достался бы, помимо ни к чему не обязывающей рубрики кофейного гурмана на местном радио, таинственный путеводитель по снам, обещающий серьезно повлиять и на часы бодрствования. Валерия Пустовая Анонсы журнала "Октябрь". Месяц в "Октябре" Автор:
Кстати, мой новый роман «Прямой эфир», который в середине лета должен быть опубликован в журнале «Октябрь», затем также выйдет и отдельным печатным, и электронным изданием. В нём детективный сюжет переносит читателя из Москвы на Балканы, в Италию…