К основному контенту

Анатолий Ким. Гений

Ким А. Гений : Повесть о Смоктуновском // Дружба народов. - 2015. - № 7. - С. 81 - 126.
Автор:
Иннокентий Михайлович нередко говорил: «Я — гений». Да, в голосе была ирония, но лишь отчасти. Когда ему удавалось полностью перевоплотиться в персонаж, он называл себя гением без шуток.
Я и книгу свою о Смоктуновском назвал «Я — гений». Но когда показал рукопись вдове Иннокентия Михайловича, она попросила меня убрать «я», дабы избежать неверного толкования. Смоктуновский, вне всякого сомнения, был талантом. Объяснить это нельзя. Гений — это гений, как ангел — это ангел. Знаете, актер очень любил Пушкина и считал его непревзойденным поэтом. Наверное, Иннокентий Михайлович в понятия таланта и гениальности вкладывал умение не повторяться. Пушкин не повторялся в стихах, Смоктуновский — в ролях. У него штампов не было! Каждую роль он играл как единственную и важную в жизни.
// Вечерняя Москва. - 2015. - 2 декабря.
Рецензия:
Вслед за Иннокентием Смоктуновским Анатолий Ким может сказать о себе: «Все, кого мы (...) изображаем, — они из того мира. (…) Я нахожусь в том мире и оттудаговорю им в самое ухо, обращаюсь напрямую в их душу». Я посчитала себя вправе чуть сократить цитату: великий Смокнутовский говорил о гениальности актера, но суть гениальности одинакова — о каком виде творчества речь бы не шла. Но следующую цитату я приведу без купюр: «Способность полного духовного перевоплощения и есть свойство гениальности. Она в том, что, будучи живой, душа преодолевает порог смерти и восходит к   б е с с м е р т и ю. И человек-гений обретает безграничную творческую свободу — состояние существования души без смерти. Потому — и  б е с с м е р т и е.» Анатолий Ким написал документальную повесть о своих встречах со своим крестным  — великим русским актером Иннокентием Михайловичем Смоктуновским: «Случилось чудо, в мой дом вошел тот единственный, который своими работами пробудил надежду, что творчество и у нас в стране может быть свободным. Случилось чудо, ко мне приходил сам Бог, может быть, а я не узнал Его...». Проникнутая тонким и глубоким христианским мистицизмом, близким исихазму, дозволявшему в свете вселенской любви видеть в человеке «Бога по благодати», повесть раскрывает ту тайную суть гениальности, которая не может быть исследована рациональна, но может быть только открыта духовному зрению. Всему, о чем рассказывает писатель, безгранично веришь, и это не только оттого, что проза А. Кима, даже документальная, как всегда, одновремнно поэтична и мудра, но иименно - из-за света т о й реальности, который исходит из подтекста повести. И свет этот — преображенный — здесь, в реальности этой становится светом доброты, которая была неотъемлемым свойством гениальности Смоктуновского: «.. царь Федор в исполнении Смоктуновского открывает нечто большее, чем каноническая христианская кротость.- Пишет Анатолий Ким. - В этом образе предстает человек, в котором содержится космическое, вселенское начало доброты. (…) И если даже гибнут герои Смокнутовского - « носители этой доброты», их гибель не проходит бесследною. И здесь - я делаю паузу перед еще одной цитатой, в которой квинтэссенция мудрости этой небольшой повести, которую советую прочитать всем: «Кажется, примеры их поражений и падений чем-то даже увеличивают нашу собственную сопротивляемость, нашу решимость противостоять злу. Таковы для нас уроки катарсиса, усвоенные через трагедии князя Мышкина, принца Гамлета, царя Федора».
Фото со страницы А. Кима в Википедии
Об авторе:
Анатолий Ким родился в семье учителя. Корейские предки Кима переселились в Россию ещё в XIX веке. В 1937 г. его родителей сослали в Казахстан, а в 1947-м на Сахалин. Учился в Московском художественном училище, поэтому часто выступает, как художник и оформитель собственных книг.
В 1971 г. заочно окончил Литературный институт им. А. М. Горького (семинар В.Г. Лидина).
Перебрал много самых разных профессий, что помогло ему ориентироваться в жизни.
Работал крановщиком башенных кранов, мастером на мебельной фабрике, киномехаником, художником-оформителем, инспектором-искусствоведом в Художественном фонде СССР, вел семинар прозы в Литинституте, преподавал в Сеуле (Южная Корея). Главный редактор (совместно с В.Толстым) журнала "Ясная Поляна" (с 1996).
Начал с публикации рассказов и повестей, тематически связанных с Дальним Востоком и Сахалином и несущих на себе печать национального корейского миросозерцания, быта и фольклора.
Много ездил по российскому Нечерноземью, по его словам «дышал атмосферой подлинной русской речи». В 1979 г. принял христианство, а позже написал роман «Онлирия», который один из литературных критиков охарактеризовал, как «диссертацию на звание христианского писателя».
Член СП СССР (1978). Был членом правлений СП РСФСР (1985-91) и СП СССР (1986-91), исполкома Русского ПЕН-центра (с 1989), редколлегии газет «Литературная газета» (1990-97), «День», журналов «Советская литература (на иностр. языках)», «Московский вестник» (с 1990). Член редколлегий и общественных советов журналов «Новый мир», «Роман-газета» (с 1998).
Академик Академии российской словесности (1996).
Лауреат ряда литературных премий. 

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Владимир Медведев. Заххок

Медведев В. Заххок : роман / Владимир Медведев // Дружба народов. - 2015. - № 3-4. Читать: начало, окончание.
Анонс: Фон романа Владимира Медведева "Заххок" — гражданская война в Таджикистане, один из самых кровавых конфликтов на территории бывшего СССР. Драматические события разворачиваются в глухом горном ущелье на рубеже с Афганистаном. Здесь, в экстремальных жизненных условиях с предельной четкостью проступают все границы. Между жизнью и смертью. Меж добром и злом. Реальным и воображаемым. Властью и поддаными. Городом и деревней. Человеком и природой. Женщинами и мужчинами. Молодыми и старыми. Живыми и мертвыми. Своими и Чужими.
Анонсы журнала "Дружба народов" Рецензии: О событиях двадцатилетней давности в Таджикистане — роман Владимира Медведева "Заххок", где главный герой — человек, увидевший иной ракурс жизни. Он пытается понять других людей, не потерять почву под ногами и найти поддержку. Во времена кровопролитной гражданской войны в маленьком рай…

Анна Козлова. F20

Козлова А. F20 : Кинороман // Дружба народов. - 2016. - №10. - С. 7-88.
Читать: в Журнальном зале
Автор:
Новый роман посвящен людям, про которых не говорят и не пишут. Их не показывают по телевизору, не берут на работу. На них не женятся, от них не хотят детей. Они больны, но никто никогда не станет собирать деньги на их лечение, их болезнь хуже рака, безнадежнее СПИДа, позорнее сифилиса. По коду МКБ f20 это шизофрения.
«F20». Новый роман Анны Козловой Рецензии:
«F20», книга Анны Козловой, выпущенная издательством «РИПОЛ классик», с маркировкой 18+на обложке. Это небольшой роман с чуть заметным мистическим отсветом. Роман о мире, потерявшем равновесие. Психическое -— прежде всего. Но не только. Роман, в котором душевная болезнь становится клеймом, приговором и проклятием поколений, а методы лечения это проклятие лишь усугубляют. Роман, написанный с какой-то яростной откровенностью и прямотой, указывающий на то, что в обыденности люди стараются не замечать, замалчивать, предпочитают врать …