К основному контенту

Сообщения

Сообщения за Май, 2016

Ольга Брейнингер. В Советском Союзе не было аддерола

Брейнингер О. В Советском Союзе не было аддерола : роман // Дружба народов. - 2016. - № 4. - С. 84-153. Читать в Журнальном зале Цитата: В двадцатые годы двадцатого, когда еще не было ни самой Караганды, ни даже самого смутного представления о том, что скоро здесь развернется «третья кочегарка СССР», на месте будущего немецкого поселка Берлин стали лепиться друг к другу землянки, саманные бараки и построенные наскоро сарайчики, быстро покрывавшиеся угольной пылью – настолько въедливой, что бороться с ней не было смысла – и, махнув рукой, и тогдашние, и будущие жители позволили пыли забиваться в углы под крышами, в ниши подоконников, и даже между ресницами – оттого стены домов всегда стояли черными, а наших мужчин-шахтеров можно было узнать по антрацитовой подводке вокруг глаз. Отзыв: Роман Ольги Брейнингер «В Советском Союзе не было аддерола» –  это о кризисе гуманитарных ценностей в контексте современной гуманитарной науки и построенного на этой науке бизнеса. Автор живет в Бостоне, США…

Дмитрий Гаричев. Река Лажа

Гаричев Д. Река Лажа : повесть / вступительное слово Ольги Славниковой // Октябрь. - 2016. - № 3. Читать в "Журнальном зале". В анонсе номера:
Повесть стала одним из самых ярких открытий последнего сезона премии «Дебют». Представляя новое имя в литературе, координатор премии Ольга Славникова отмечает особенности повести, предназначенные для медленного чтения: «Здесь не сюжет, но язык порождает многочисленных персонажей, каждый – со своей странной кривизной, видимой только при помощи особой авторской оптики». Интересно, что проза Дмитрия Гаричева встраивается в контекст, связывающий напряжение оптики с подкрученной интригой. «Река Лажа» – изысканный триллер, вызывающий ассоциации с прозой Лены Элтанг или Ульяны Гамаюн. Есть, однако, отличие: у Гаричева медленное повествование с пружинящей интригой не приобретает всемирной отзывчивости с набоковским оттенком, когда на русском языке пишется проза человека без родины. Эмиграция Гаричева – внутренняя, и его медленное письмо оказыва…