К основному контенту

Алексей Макушинский. Город в долине

Макушинский А. Город в долине : роман   // Знамя. - 2012. - № 5,6.
Читать в "Журнальном зале": начало, окончание.
В анонсе номера: 
Роман Алексея Макушинского “Город в долине” — история дружбы московских интеллектуалов 80-х годов минувшего столетия, когда с особой остротой ощущалась жажда перемен и бесконечными разговорами, спорами рождалась та атмосфера, в которой и разразилась почти бескровная революция августа 1991-го. Поскольку герой романа Павел Двигубский историк, неизбежны параллели с разными событиями, на которые оказалась щедра неутомимая Клио... Герой его Павел Двигубский — писатель, не сумевший реализоваться из чрезмерной требовательности к себе. Оставшаяся после его смерти рукопись повести насчитывает десятки вариантов, ни один из которых не устраивал автора.
Анонсы Елены Холмогоровой (журнал "Знамя").

Автор:
…Роман, предлагаемый вниманию читателя, живет, как мне кажется, некими излишествами, отвлечениями, отступлениями от основной темы. Он позволяет себе смотреть по сторонам и сворачивать в боковые дорожки. Эти дорожки и дороги, в конце концов, сходятся. Они сходятся, потому что идущий по ним ведом, среди прочего, одним большим интересом — интересом к истории. Из трех классических единств (времени, места и, как выражался Корнель, опасности) соблюдено третье — опасность истории подстерегает главных и неглавных героев книги на всех ее поворотах. Именно этим интересом к истории продиктованы те как бы “эссеистические” фрагменты (о Габриэле д’Аннунцио и “республике Карнаро” 1919—1920 гг., об “Елецкой республике” 1918 года, о Гаврииле Мясникове, убийце великого князя Михаила Александровича, о французско-румынском философе и поэте Бенжамене Фондане, погибшем в Освенциме в 1944 году...), которые читатель сможет найти в книжном издании романа. Чтобы дать более отчетливое представление об этом полном варианте, я сохранил первоначальную нумерацию глав, так что читатель легко заметит, где сделаны пропуски.
От автора // Знамя. - 2012. - № 5 - С. 8.
Отзывы о романе в ЖЖ.

Фото с сайта
Об авторе:
Макушинский Алексей Анатольевич - поэт, прозаик, историк литературы. Родился в 1960 году в Москве. Сын писателя Анатолия Рыбакова и писательницы Натальи Давыдовой. По образованию филолог, кандидат наук.
Автор книг "Макс. Роман" (Москва, 1998). "Свет за деревьями. Стихи" (Санкт-Петербург, "Алетейя", 2007).
Публиковался в журналах "Арион", "Звезда", "Дружба народов", "Дети Ра", "Зарубежные записки", "Крещатик", "Интерпоэзия" и многочисленных научных немецких изданиях. Член редколлегии журнала "Forum fur osteuropaische Ideen- und Zeitgeschichte" и его русской сетевой версии "Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры". Сотрудник кафедры Восточноевропейской истории Католического университета Эйхштетт-Ингольштадт. В Германии с 1992 года. Живёт в Мюнхене.
Очерк о жизни и творчестве писателя Алексея Макушинского.
Список публикаций автора в литературно-художественных журналах.
Персональный сайт автора.
Живой Журнал Алексея Макушинского.
Страница автора на сайте "Новая литературная карта России".   

Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…