К основному контенту

Сергей Луцкий. По материнской линиии

Луцкий С. По материнской линии: повесть // Урал. - 2015. - № 3.
Читать в "Журнальном зале"
Цитата:
Липы, наверно, баба Зоя помнила. Старые. Они да еще, пожалуй, церковь из тех времен — по виду, недавно восстановили. А все остальное знать не могла. Дома наверняка другие, водонапорной башни не существовало по определению, нынешних клуба и школы не было тоже. Были толчки телеги на комьях застывшей грязи, запахи лошадей и дегтя от ступиц, стыд, злорадные лица вокруг, обида. Люди доверчивы, им показали на таких, как бабы-Зоина семья, мол, кровопийцы, кулачье, виноваты во всех бедах — они поверили. Из мстительной зависти плевали вслед и швыряли комьями мерзлой земли. Хотя чему было завидовать, знали бы о будущем высылаемых — плакали бы. Все-таки люди.
Рецензии:
… Повесть С.Луцкого "По материнской линии" была прочитана мной, после первых страниц пробуксовки... не без интереса...
Три главные темы, сливающиеся в одну: молодежи, родовых корней и русского национального архетипа, — где все-таки в полный голос звучит первая, — не перегружают текст. Сленг, обсценная лексика даже у девушек, наркотики, пиво, воровство как норма жизни — все это проникло в социальную молодежную среду и вызывает у автора тревогу...
... Есть в повести один момент, который мне очень понравился и расположил к С.Луцкому как к писателю: главный герой (Анохин) ищет в селе тех, кто мог бы помнить его бабушку и ее раскулаченных, отправленных вместе с ней в ссылку семейных. Он встречает старуху, которая потчует его и студентов народными загадками и сказками. И самый ожидаемый поворот сюжета — то, что именно она должна помнить бабушку Анохина и ее семью. Но сюжет поворачивает в другую сторону: старуха не знала их. Более того, она и сама часть жизни провела в Казахстане. И вот эта фатальная невозможность героя найти тех, кто помнит, — на мой взгляд, самое сильное в повести. Три темы, соединившись, образовали одну — тему народной родовой памяти. Она коротка, утверждает Луцкий и задается вопросом: не здесь ли как раз источник всех русских бед?
Об авторе:

Сергей Луцкий (1945) — прозаик. В 1975 г. окончил Литературный институт им. А.М. Горького, работал редактором. Печатался в журналах "Юность", "Октябрь", "Роман-газета", "Урал", "Сибирские огни", "Зарубежные записки", "Наш современник" и др. Автор книг "Десять суток, не считая дороги", "Яблоко в желтой листве", "Ускользающее время" и др. Лауреат Всероссийской премии им. Д.Н. Мамина-Сибиряка. Произведения С. Луцкого переводились на украинский, удмуртский, арабский языки и язык дари (Афганистан). Живет в селе Большетархово (Тюменская область, ХМАО). 


Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир".Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года.В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир»Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир"Автор:«Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79.Читать:в Журнальном залеАнонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом. Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…