К основному контенту

Андрей Иванов. Исповедь лунатика

Иванов А. Исповедь лунатика: роман // Звезда. - 2014. - № 7.
Читать в "Журнальном зале"
Цитата:
Все, к чему бы я ни прикоснулся, холодное. Меня давно ничто не беспокоит. К сорока годам я развил такую скорость, что разваливаюсь на ходу. Но продолжаю подбрасывать уголь. Вы себя убьете. Я сам знаю. Разве мне можно это запретить? Вы — сумасшедший. Не я один. Безумие разлито вокруг. Оно в людях. Приходят и рассказывают... Что мне остается? Сижу, слушаю. Их истории отполировали мое сердце до гладкости древнего зеркала: помните, были такие каменные зеркала? Нельзя забывать такие вещи. С ними стоит жить.
Отзывы: 
 "Исповедь лунатика" - заключительная часть скандинавской трилогии автора. Роман о путях-перепутьях, скитаниях, страданиях в эмиграции начинающего писателя из Эстонии. Показана также и эстонская действительность. Проза писателя непростая, полная метафор, словоткачества и игры. Она привлекает внимание всех литературных гурманов, которым набили оскомину одноразовые книги, написанные телеграфным стилем".
Новый роман таллинца Андрея Иванова «Исповедь лунатика» является продолжением его романа "Бизар". Герой романа вернулся из своего неудачного путешествия в Европу, отсидел в эстонской тюрьме, отлежал в эстонской же психбольнице и вернулся домой, к маме. Работать он по-прежнему не хочет, оправдываясь незнанием эстонского языка, учить который он тоже не хочет, целыми днями вспоминает своё бегство в Европу и мечтает оказаться там вновь.
Образ героя, на мой взгляд, крайне непривлекателен. Ему уже за тридцать, а он всё ещё никто, и в какой-то мере даже гордится этим. Можно ли его назвать представителем «потерянного поколения» 90-х? Я бы не стала. Нет потерянных поколений. Какой бы ни был год рождения, абсолютное большинство людей рано или поздно взрослеет, перестаёт носить драные джинсы и вытянутые майки, обзаводится семьёй и работой, перестаёт совершать необдуманные поступки, поскольку прежде всего думает о близких.
Но всё же о некоторых вещах рассуждения героя заставили задуматься, кое-что пересмотреть, кое на что обратить особое внимание.
Герой романа – русский, проживающий в Эстонии, ненавидящий и Россию, и Эстонию, согласен жить хоть в сарае, хоть в психбольнице, хоть в обществе больных и деклассированных элементов из Азии и Африки, но в Европе!
Лебедева О. Иванов А. Исповедь лунатика
Писатель с собственным стилем — читай, голосом — редчайший в современной русской литературе случай. По моему мнению, это и есть случай Андрея Иванова из Таллина. Блестящий стилист, Иванов, тем не менее, умеет совместить «как» и «что», и его книги интересно читать.
Интервью:
Иванов А. «Писатель зол, он как скорпион, змея…»: [интервью писателя] / записал Д. Бавильский // Частный корреспондент. - 2010. - 19 нояб.
Об авторе: 
Фото с сайта Thankyou.ru
Андрей Иванов родился в Таллине 24 декабря в 1971 году. Окончил филфак Таллинского педагогического института (по профессии русский язык как иностранный в эстонской школе). Работал сторожем, сварщиком, дворником, бронировал номера в сети отелей «Хилтон», работал на скандинавско-английской линии в службе поддержки клиентов Майкрософта и продавцом рыночной информации скандинавского индустриального рынка. Теперь фри-лансер, сотрудничает с театрами, пишет сценарии, работает над заключительным романом своей скандинавской трилогии «Исповедь лунатика».
Долго жил в Дании и Норвегии: в лагерях беженцев, в сквотах, хиппанской коммюне Хесбьерг, подрабатывал там и тут, скитался. Его книги переведены на немецкий и эстонский языки. Печатался в журналах «Таллинн», «Вышгород», «Новый журнал», «Литерарус».
 Лауреат премии фонда Капитала культуры Эстонии, «Русской премии», премии им. Марка Алданова и им. Ю. Долгорукого. Роман «Путешествие Ханумана на Лолланд» вошёл в короткий список премии «Русский Букер», а роман «Бизар» — в длинный список «Национального бестселлера».
Лауреат премии "НОС" по итогам 2013 г. за роман "Харбинские мотыльки".
Спрашивайте в библиотеках!



Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…