К основному контенту

Андрей Иванов. Харбинские мотыльки

Иванов А. Харбинские мотыльки: роман // Звезда. - 2013. - № 4,5.
Читать в "Журнальном зале": начало, окончание
Автор о романе:
Харбинские мотыльки» - это 20 лет жизни художника Бориса Реброва, который вместе с армией Юденича семнадцатилетним юношей покидает Россию. По пути в Ревель он теряет семью, пытается найти себя в чужой стране, работает в фотоателье, ведет дневник, пишет картины и незаметно оказывается вовлеченным в деятельность русской фашистской партии.
«Эстония в период 1920-40 была похожа на водяной пузырь, какой случается в утонувших кораблях, – это что-то вроде чуда, но оно кратковременно, ненадежно: стоит кораблю пошатнуться, и пузырь исчезает. Такой, на мой взгляд, зыбкой независимостью наслаждалась Эстония в те годы. Никаких параллелей с нашим временем я не проводил. Хотя мне симпатична теория о циклическом развитии истории, я писал роман так, будто не знаю будущего, т.е.: не знаю, что должна случиться вторая мировая война, что за ней последует 50 лет в составе СССР и двадцать лет псевдодемократической буржуазной республики, – будто ничего этого еще нет». 
(Из интервью А. Иванова журналу «Северное побережье»)

Рецензии, отзывы:
"Новое произведение Андрея Иванова рассказывает о русских в Эстонии времен Первой Республики, чему предшествовала долгая кропотливая работа с архивными материалами. Писателю было важно воссоздать аутентичную атмосферу того времени, чтобы Таллинн и населявшие его горожане выглядели как можно более достоверно. Для этого пришлось изучить топографию Ревеля и обширный биографический корпус текстов.
В результате писатель живописует портреты представителей разных слоев общества: художники, писатели, политики, общественные деятели, актеры… В тексте появляются улицы и памятники того времени. Указаны популярные увеселительные заведения. Но что самое важное – Андрей Иванов попытался передать тревоги прошлого, которое уложилось в отрезок между двумя Мировыми войнами – это и политические дискуссии, и вопросы трудоустройства, и сфера образования".
Космынина Т. Андрей Иванов представит публике роман о русских в Эстонии времен Первой Республики
"Андрей Иванов, автор «Путешествия Ханумана на Лолланд», «Копенгаги» и других книг, действие которых происходит то в Дании, то в Эстонии, но всегда в современности, неожиданно написал роман о русских эмигрантах между Октябрем и Гитлером. Главный герой романа Борис Ребров – сирота, изгнанник, неудачник, бедняк, кокаинщик и блудодей, создатель гениального коллажа «Башня», неприкаянный странник, который, как обезумевший мотылек, летит от одного источника света к другому, обжигается, падает, находит в себе силы подняться, опять кружит, бьется о стены, никуда не может приткнуться...".
"Борис Ребров, главный герой романа, живёт так, точно каждый день может оказаться последним. Насыщенно. Напряжённо.
Молодой фотохудожник, собирающий коллажи, проживает на наших глазах двадцать трудных, губительных лет – с 1920-го по 1940-ой. Судьба занесла Реброва в провинциальную Эстонию, разваливающуюся от избытка свободы и незнания что с этой свободой делать.
Беженец с нансеновским паспортом в кармане, Ребров мотается по Таллину и Тарту, влипая в истории разной степени выразительности, выживает как умеет. И в этом, кстати, весьма похож на Эстонию, ставшую приютом для странных людей.
В конце романа Ребров тайно бежит от преследования большевиков, занявших Прибалтику в канун Великой Отечественной. Нанимает у контрабандистов лодку до Швеции. Рассеивается в утреннем тумане".

Бавильский Д. Екатеринентальский квартет
([info]paslen) Роман Андрея Иванова "Харбинские мотыльки"
Лебедева О. Иванов А. Харбинские мотыльки
Лорченков В. Холодное солнце русской прозы взошло
Ермолин Е. Проза в журналах: второй квартал 2013 года

Интервью:
Андрей Иванов: «Писатель зол, он как скорпион, змея…»
Андрей Иванов: "Если я не пишу, мне плохо"

Фото с сайта
Об авторе: Андрей Иванов родился в Таллине в 1971 году. Работал на судоремонтном заводе сварщиком. Окончил Таллиннский педагогический институт. Работал сторожем и дворником. 5 лет жил в Скандинавии. Работал в различных интернациональных телефонных центрах. Издается с 2007 года.
Лауреат литературной премии им. Марка Алданова: повесть «Зола», Новый журнал № 253. Дипломант премии им. Долгорукого. Повести “Мой датский дядюшка” и “Зола” переведены на эстонский (Loomingu raamatukogu, 2010).
Роман «Путешествие Ханумана на Лолланд» (Авенариус, Таллин, 2009) – премия Капитала Культуры Эстонии 2009 года, шорт-лист «Русского Букера» в 2010 году, переиздан в «АСТ-Астрель» (Москва, 2010), переведен на немецкий и эстонский языки.
Лауреат «Русской премии»: роман «Горсть праха», второе место в 2009; повесть «Кризис» в 2010 (журнал “Звезда”, 2011 № 5) заняла 2-е место в номинации «малая проза».
Роман «Горсть праха» переведен на эстонский (Varrak, 2011).
Автор сборников прозы: «Копенгага» (КПД, 2011, Таллин); «Ночь в Сен-Клу» (Авенариус, 2012, Таллин)
Роман «Бизар» опубликован в журнале «Звезда» (СПб, 2012, №5-6).
Oblaka. Русская литература Эстонии


Иванов А. Харбинские мотыльки: роман / Андрей Иванов. - Таллинн : Авенариус, 2013.











Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир".Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года.В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир»Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир"Автор:«Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79.Читать:в Журнальном залеАнонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом. Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…