К основному контенту

Владимир Шпаков. Смешанный brak

Шпаков В. Смешанный brak: роман // Дружба народов. - 2011.- № 10
Читать в "Журнальном зале" 

Анонс: 
Автор пытается соединить два сумасшедших потока, в данном случае исследуя вопрос: удалось ли нам слиться с Европой, восприняли ли они нас? По мнению автора, положительный ответ на этот вопрос — это наша очередная иллюзия.
Об авторе:
 Владимир Михайлович Шпаков родился в Брянске. Окончил Ленинградский электротехнический институт и Литературный институт (семинар прозы Анатолия Приставкина), публикуется как прозаик с 1992 года, первая книга прозы вышла в 1998 г. Автор множества литературно-критических статей и рецензий в российской периодике. В 2003–2007 гг. возглавлял отдел прозы в журнале «Нева». Живет в Санкт-Петербурге.
   
О творчестве писателя: 
Писательская фантазия Владимира Шпакова столь неистощима, что заставляет вспомнить эпизод с великим композитором Чайковским, которому, по легенде, итальянский коллега выговаривал за расточительность, мол, из одного вашего опуса можно пять опер сотворить, а вы..!
Владимир Шпаков о себе: 
Склонность к сочинительству обнаружилась у автора поздно. До этого он учился на корабельном факультете ЛЭТИ им. Ульянова-Ленина (сейчас, кажется, первая "альма-матер" переименована), после чего работал в оборонном НИИ, а также на гражданском и военном флоте. Когда милитаризмнадоел, будущий автор перебрался в малотиражную прессу и уже оттуда начал доставать своими опусами приемную комиссию Литературного института. В 1990 году все это кончилось поступлением в семинар Анатолия Приставкина, где проучился пять лет, к финалу обнаружив, что написалась целая книга прозы. За это время удалось несколько раз опубликоваться в Москве и Питере, пережить в столице путч, а еще понять, что литература нынче не в чести. Тем не менее книга оказалась опубликована, более того - она довольно быстро исчезла с прилавков. Удалось также поучаствовать во всероссийском совещании молодых писателей в Ярославле, где с благословения живого классика Владимира Маканина автор был принят в Союз Писателей.
«…Каких-то четких эстетических принципов у меня нет. Да они, я считаю, и не нужны. Есть упертые реалисты, которые копируют действительность и считают, что пишут «правду». Есть программные постмодернисты, которые считают, что «правды» вообще не существует, и превращают литературу в игру и только игру. И те, и другие мне мало интересны. Для меня замысел сам диктует эстетику, и если требуется приблизиться к жизни, то надо приближаться. Если требуется уйти от опыта повседневности, выскочить «на другую сторону» бытия, то надо уходить. У меня есть целый цикл рассказов, в которых узнаваемая реальность вдруг становится фантастической, исключительной, но эти приемы – обусловлены замыслом, тем, что я хочу сказать читателю. Литература в моем понимании – это пространство свободы, если же автор вцепился в постулаты какой-нибудь «школы» и боится от них отступить, то он – несвободен».
Интервью «Литературной газете» 07.09.2011: 
Публикации в литературных журналах: Журнальный зал
Библиография: Персональный сайт автора

 Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…