К основному контенту

Андрей Убогий. Рукопись

Убогий А. Рукопись : роман // Наш современник. – 2014. – № 1. – С. 15–91.
Читать на сайте журнала
Эпиграф:
Летом 20… года, по технической необходимости произведя высадку на необитаемом острове, расположенном в запретном квадрате «124-М», сотрудники североморской геологоразведочной экспедиции «Шельф- XXI век» обнаружили следы пребывания здесь человека и четыре тетради, содержащие дневниковые записи. В ходе трёхчасовых поисков автора дневников, ни живого, ни мёртвого, обнаружить не удалось. Был ли он снят с острова каким-либо случайным судном, и в суматохе спасения забыл взять эти тетради, или он всё же погиб – так и осталось невыясненным. Более того: не исключено, что записи, отрывки из которых мы предлагаем читателям, есть плод досуга одного из участников экспедиции «Шельф-XXI век», и являются, таким образом, литературной мистификацией. Но, поскольку эти дневники содержат некоторые любопытные сведения о психологии и поведении человека, оказавшегося в экстремальных условиях, редакция альманаха сочла возможной публикацию отрывков из сочинения, происхождение которого так и осталось невыясненным.
(Альманах «Зори Севера» от 22.07.20…г.)
Автор:
Как-то меня спросили, писатель я или не писатель. Я ответил, подумав, что писатель - это тот, кто, даже оказавшись на необитаемом острове и зная, что его труд никогда не только не опубликуют, но и даже никто никогда не увидит, все равно продолжает писать. Я бы писал. Это способ выживания. Думаю, это меня бы и спасло, случись что. И вот я решил, а почему бы мне и в самом деле не перенести своего героя на остров. Но в основе романа есть и реальная история, случившаяся с одной студенткой в Белом море.
Отзыв:
Можно долго и упорно спорить о правдоподобности духовного перерождения индивида в условиях естественного одичания, но такое развитие событий вполне вписывается в эстетическую концепцию «гармоничного человека» писателей-деревенщиков. В двух словах ее можно изложить следующим образом: только человек, живущий и работающий в непосредственной близости к земле, в гармонии с природой (а это, как правило, сельский житель или отшельник) способен сохранить нравственные основы. Так что в случае с нашим героем при его, так сказать, «принудительном» переселении в первозданный мир из «гнилой цивилизации» происходит своего рода возвращение к нравственным истокам и очищение.
  Об авторе:
Фото отсюда
Убогий Андрей Юрьевич родился в 1963 году в городе Железногорске Курской области, в семье врачей. Среднюю школу окончил в Калуге, медицинский институт – в Смоленске. С 1986 года и по сей день работает хирургом-урологом в Калужской городской больнице Скорой помощи.
Член Союза Писателей России с 1993 года. Прозаик, эссеист, литературовед. Автор книг прозы: «Горькая радость» (1991 г.), «Река, по которой плывем» (1993 г.), «Общага» (1998 г.), «Дороги» (2001 г.), «Ковчег» (2006 г.) и др. Автор книги литературоведческих очерков и эссе «Остаются слова» (2005г.) и учебника анатомии, физиологии и психологии для средней школы «Человек»(2007г.). Имеет многочисленные публикации в российских журналах и альманахах.
Лауреат всероссийских и областных литературных премий, в том числе премии имени Леонида Леонова (2002 г.), имени Вадима Кожинова (2003г.), имени братьев Киреевских (2006 г.) и др.
Как драматург дебютировал в 2008 году, пьесами «Сестры» и «Метаморфозы, или странности любви».
Все, что написал Андрей Убогий, можно прочитать на его сайте.


Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…