К основному контенту

Михаил Кураев. Саамский заговор

Кураев М. Саамский заговор: историческое повествование // Нева. - 2013. - № 4.
Читать в "Журнальном зале"

Цитата: А вот на погосте Вороньем, что в десятке верст на север от Ловозера, вышел из занесенной по самую крышу, приземистой тупы Сельма Канев, словно позвал его беззвучный зов пылающих небес...
Из тупы раздался детский плач, похожий на писк котенка. Сельма взял горсть снега, умыл смуглое лицо, словно опаленное северным сиянием, и произнес про себя слова благодарности Мандяш-оленю, прародителю всех саамов, пославшему немолодому отцу седьмого сына. Морщинки у глаз расползлись в улыбку.
Старый Сельма уже по первому звуку узнавал, когда сын, когда дочка, как различал все звуки, полнящие молчаливую для непривычного уха тундру.
Была самая середина зимы.
Такой же ночью где-то в берлоге, подумал Сельма, родит медведица...
Живет Сельма. Живет медведица. На голой ветке засохшей сосны комом снега застыла белая сова, примечающая неморгающими глазками в круглом веере перламутровых перьев признаки мышиной жизни под снегом. Спят, зарывшись в снег, куропатки. Спят, сбившись в стадо, положив головы друг дружке на загривок, самые давние жители Земли, полярные олени... Спит под занесенным снегом камнем, зарывшись в мох, старина лапландский таракан, чьи предки повидали и потоптали землю еще вместе с мамонтами и динозаврами...
Живет вечная тундра. 
Писатель о работе над повестью:
 В 2004 го­ду я об­ра­тил­ся в Мур­ман­ский ар­хив. Мне хо­те­лось по­смо­т­реть ма­те­ри­а­лы о сво­ём от­це, ко­то­рый мно­го лет был на­чаль­ни­ком стро­и­тель­ст­ва ка­с­ка­да ГЭС на про­те­ка­ю­щей вдоль Бе­ло­го мо­ря ре­ке Ни­ва. Этот ка­с­кад по-сво­е­му уни­ка­лен. До­ста­точ­но ска­зать, что од­на из трёх стан­ций стро­и­лась под зем­лёй. И вот, ра­бо­тая в ар­хи­ве, я не­о­жи­дан­но на­тк­нул­ся на де­ло Ва­си­лия Алы­мо­ва. Ме­ня страш­но за­ин­те­ре­со­ва­ла эта фи­гу­ра, до­стой­ная, на мой взгляд, пе­ра Жю­ля Вер­на.
В кон­це трид­ца­тых го­дов че­ки­с­ты при­пи­са­ли Алы­мо­ву роль ру­ко­во­ди­те­ля са­ам­ско­го за­го­во­ра, ко­то­рый яко­бы хо­тел со­здать но­вое фа­шист­ское го­су­дар­ст­во, за­брав под не­го у Рос­сии весь ев­ро­пей­ский Се­вер. Все об­ви­не­ния бы­ли, ес­те­ст­вен­но, аб­сурд­ны. Ну по­су­ди­те са­ми: как мог­ли 1600 ло­па­рей за­хва­тить все зем­ли от Коль­ско­го по­лу­ос­т­ро­ва и до Ура­ла. Это чушь ка­кая-то.
Во­об­ще в де­ле о са­ам­ском за­го­во­ре я об­на­ру­жил мно­го не­су­раз­но­с­тей...
Чем боль­ше я вчи­ты­вал­ся в де­ло Алы­мо­ва, тем силь­ней бы­ли мои по­тря­се­ния. Я ду­мал, что о трид­цать седь­мом го­де прак­ти­че­с­ки всё те­перь из­ве­ст­но. Серд­це уже не один раз об­ли­ва­лось кро­вью. Но здесь я ис­пы­тал но­вый шок. Ме­ня вновь все­го обо­жг­ло. И что­бы хоть как-то за­ле­чить по­лу­чен­ные ра­ны, я ре­шил про­ве­с­ти своё рас­сле­до­ва­ние и на­пи­сать свою кни­гу о ми­фи­че­с­ком са­ам­ском за­го­во­ре.

Интервью:
Кураев М. Времена минувшие и нынешние рифмуются: [беседа с писателем, в т.ч. о его работе над "Саамским заговором"] / беседовал М. Бойко


Об авторе: Михаил Николаевич Кураев (р. 1939) – прозаик и сценарист.
Фото с сайта
Родился в Ленинграде в семье инженера-гидростроителя. Окончил театроведческий факультет Ленинградского институт театра, музыки и кинематографии (1961). Работал редактором на киностудии «Ленфильм» (1961-88). По сценариям Кураева снято более десяти художественных фильмов и двенадцатисерийный телевизионный фильм-роман «Господа присяжные...» Автор многих книг, в том числе: «Капитан Дикштейн» (1988), «Ночной дозор» (1989), «Маленькая семейная тайна» (1993), «Зеркало Монтачки» (1994), «Путешествие из Ленинграда в Санкт-Петербург» (1996), «Питерская Атлантида» (1999), «Жизнь незамечательных людей» (1999), «Приют теней» (2001), «Свидетели неизбежного» (2004), «Блок-ада» (2005), «Похождения Кукуева» (2007). Книги Кураева переведены и изданы в двенадцати странах. Сопредседатель Союза российских писателей, член Исполкома Русского ПЕН-центра. Лауреат премии правительства Санкт-Петербурга (1993), фонда «Знамя» (1995), журнала «Новый мир» (1996), Государственной премии РФ (1998), Гоголевской премии (2008). Живет в Санкт-Петербурге.


Кураев М. Саамский заговор. - Иркутск : Издатель Сапронов, 2013. - 432 с.
Аннотация: Две повести известного прозаика Михаила Кураева, составившие эту книгу, могут быть отнесены к историческим повествованиям. Действие "Саамского заговора" происходит в конце 30-х годов, повести "Петя по дороге в Царствие Небесное" - в начале 50-х. Но споры, разноречие, чуть ли не диаметрально противоположные оценки того времени до сих пор тревожат умы и обжигают сердца. И потому не может быть устаревшим рассказ о подлинных событиях и подлинных судьбах --- это еще одно объективное свидетельское показание на суде истории.
Судьба малочисленного народа, саамов, ставших разменной картой в жестокой политической игре, и судьба поселкового малого, инспектора Пети , вообразившего себя сотрудником ГАИ, рассказана с глубоким сочувствием к жизни тех, кто оказывается на обочине большой истории , катком идущей к неведомой цели.
Объединяет обе повести и место действия, это Мурманский край, Кольский полуостров, где автор жил в свои юные годы.

Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир".Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года.В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир»Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир"Автор:«Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79.Читать:в Журнальном залеАнонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом. Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…