К основному контенту

Василий Авченко. Фадеев

Авченко В.О. Фадеев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 11.
В анонсе номера:
Главы из книги, написанной для издательской серии «Жизнь замечательных людей», в которых - детство, отрочество и ранняя юность Фадеева, гражданская война в Приморье (в частности, достаточно выразительно написан Владивосток начала 20-х годов); участие Фадеева в гражданской войне на Дальнем Востоке, начало его общественной и литературной деятельности, ну а заканчивается публикация рассказом о подавлении Кронштадского восстания, в котором (подавлении) принимал активное участие Фадеев как делегат Х съезда РКП(б).
Анонс журнала "Новый мир"
Автор:
Когда несколько лет назад я взялся перечитывать «Разгром», то был поражён двумя обстоятельствами: насколько это хорошая, живая, горячая литература и насколько Фадеев – дальневосточный, пропитанный звуками и запахами приморских сопок и распадков. Возникло ощущение, что кто-то прятал от меня близкого человека, родственника – но вот он нашёлся. Я стал заново открывать для себя полузабытого советского классика и убедился в том, что мы напрасно поспешили списать его в архив, удалить с айпада современности. Фадеев – сильный писатель, хотя и неровный и не сумевший реализовать свой талант в полной мере. Но, помимо текстов, дико интересна и сама его судьба. Он похож на героя остросюжетного трагического романа: подполье и партизанщина, литература и взлёт, револьверная развязка… Взяться за биографию было непросто – ведь нужно дать себе смелость осмыслить не только чужую (и незаурядную!) судьбу, но и целую эпоху. Понятно, что книга, выходящая в серии ЖЗЛ, тему Фадеева не закроет, я не застрахован от ошибок и упущений. Но я убеждён, что нам нужно возвращение Фадеева (как и ряда других советских писателей) и новый, непредвзятый взгляд на эту фигуру, свободный как от советской однозначности, так и от антисоветской предвзятости.
//Аргументы Недели. Владивосток. - 2016. - 22 декабря. - № 50
Над биографией Фадеева Василий Авченко работал около четырех лет. 
«В равной степени интересны и тексты, и жизнь Фадеева, похожая на остросюжетный роман с трагической развязкой, — говорит Авченко. — Важно и то, что Фадеев до конца считал себя дальневосточником. Приморье присутствует не только в «Разгроме» или «Последнем из удэге», но даже в «Молодой гвардии», где краснодонские подпольщицы поют про «штурмовые ночи Спасска»… Поэтому дальневосточным страницам жизни писателя я уделил особое внимание».
 Наш Фадеев // Новая газета во Владивостоке. - 2017. - 2 февраля
Это мой первый опыт биографического творчества. Сравнивая этот жанр с другими могу сказать, что в нем есть свои сложности, а есть и то, что облегчает работу. Проще было потому что биография — это факт, и фантазировать не надо. С другой стороны, я не имел права что-то додумать или опустить, забыть или отбросить как неважное какое-то событие из жизни Фадеева. И в этом смысле это более строгий жанр.
О Фадееве — писателе, руководителе, человеке — написано очень много, его биография, созданная журналистом и литературоведом Иваном Жуковым в 1989 году, уже выходила в «ЖЗЛ». Но время требует нового взгляда, свежего пера, «перезагрузки». Действительно, «требует», и не только в отношении Александра Фадеева, но и очень многих писателей, вошедших в литературу в первой половине советской эпохи — в 1920—1950-х годах. И отлично, что вслед за биографиями Михаила Булгакова (автор Алексей Варламов), Леонида Леонова (автор Захар Прилепин), Валентина Катаева (автор Сергей Шаргунов) появилась биография Фадеева относительно молодого Василия Авченко.
// Горький. - 2017. - 9 января
Об авторе:
фото с сайта
Авченко Василий Олегович - российский писатель и журналист. Родился в 1980 году в Иркутской области, вырос и живет во Владивостоке. Окончил факультет журналистики Дальневосточного государственного университета. Печатается в журналах «Знамя», «Москва», «Двина», "Нижний Новгород", Тихоокеанском альманахе "Рубеж", альманахе "Енисей". Автор книг «Правый руль» (2009), «Глобус Владивостока» (2012), «Владивосток-3000» (2011, в соавторстве с Ильей Лагутенко), «Кристалл в прозрачной оправе» (2015). Финалист премий «Национальный бестселлер» и «НОС». В «Новом мире» печатается впервые.
Полностью книга вышла в серии «Жизнь замечательных людей» в издательстве «Молодая гвардия».

Авченко В.О. Фадеев. Москва: Молодая гвардия, 2017. — 366 [2] с. : ил. — (Жизнь замечательных людей: серия биографий; вып. 1622)
Много лет Александр Фадеев был не только признанным классиком советской прозы, но и «литературным генералом», главой Союза писателей, проводником политики партии в творческой среде. Сегодня о нем если и вспоминают, то лишь затем, чтобы упрекнуть — в отсутствии таланта, в причастности к репрессиям, в запутанной личной жизни и алкоголизме, который будто бы и стал причиной его самоубийства… Дальневосточный писатель Василий Авченко в своем исследовании раскрывает неполноту и тенденциозность обеих версий фадеевской биографии — «советской» и «антисоветской». Он показывает нам неожиданного Фадеева: пылкого, неравнодушного, щедро и часто напрасно расточавшего свои силы и свой дар. Особое место в книге занимает родной край героя и автора — российский Дальний Восток, где в испытаниях Гражданской войны Фадеев сформировался как человек и как писатель.

Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…