К основному контенту

Миа Куоту. Божьи яды и чертовы снадобья


Миа Коуту. Божьи яды и чертовы снадобья: роман / пер. с португал. Е. Хованович. - Иностранная литература,  № 8.- 2012
Читать отрывок: Журнальный зал
Анонс:
Роман мозамбикского писателя Миа Коуту «Божьи яды и чертовы снадобья» поначалу не выглядит странным. Молодой врач португалец по имени Сидониу Роза приезжает в Мозамбик в поселок с говорящим названием Мгла, чтобы жениться на любимой девушке, уроженке этих мест, с которой он познакомился в Лиссабоне. Девушка, как ему объяснили, в отъезде, и врач изо дня в день навещает ее родителей, тем более, что отец девушки тяжело болен. Фон – авантюрная политическая жизнь страны, предвыборная кампания и проч. Но чем дальше, тем больше повествование приобретает иллюзорные черты. Герои романа излагают чужаку каждый свою версию произошедшего с девушкой… Здесь бушуют настоящие африканские страсти, и тайны из прошлого персонажей раскрываются с завидной регулярностью. Одна из этих тайн связывает молодого врача с семьей загадочного старика Бартоломеу.
Цитаты из романа: 
"...жить без счастья и горя - больнее, чем страдать. Настоящие наказание - не прожорливое адское пламя. Настоящая казнь - вечное чистилище"
"Возраст — болезнь, настигающая скоропостижно, когда меньше всего ждешь. Разочаровался, отказался от надежды — и готово. Мы — повелители Времени, но только до тех пор, пока Время не вспомнит о нас"
"Люди - это неторопливые страны. Думаешь: вот человк из плоти и крови, а вместо плоти и крови - корни и камни. Есть ещё другие люди. Те - как облака. Стоит ветру подуть - от них и следа не останется"
"Видеть сны - значит лгать жизни, значит мстить судьбе, одаривающей слишком скупо и слишком поздно"
с сайта Livlib
Рецензии:
Мозамбик, это не только бедная, погрязшая в коррупции страна, но также место, способное возбуждать воображение. Писателю удалось увлекательно рассказать об этой небольшой стране, в которой перемешаны столько этносов и культур. Африка - сложная мозаика из мифов и разочарований.
Писатель будто скальпелем препарирует эту африканскую землю. Автор смешивает идеи, образы, людей так, что не сразу понятно о чем идет речь и откуда это возникло: "После стольких лет, что мы не живем в доме, мы становимся домом там, где мы живем. Это как если бы стены одевали нашу душу" - говорит прикованный к постели больной.
Миа Куоту - писатель света и тени, современный волшебник, смотрящий на Мозамбик глазами Дэвида Линча. Его образы завораживают, но его стиль повествования разрушает иллюзорность мечтаний. Главное удовольствие - это здесь и сейчас, на этой земле, несмотря на страдания. Один из героев говорит: «Мы все любим мечтать взамен реальной жизни. Но это неверно, доктор. Жить необходимо, чтобы отдохнуть своей мечты".
Перевод с сайта: Телерама
Нельзя было пройти мимо. Автор мало известен в России, но является одним из самых читаемых и переводимых мозамбикских писателей.
Теперь о самом романе. Эпиграф «Воображение – это обезумевшая память» задаёт тон всему повествованию, действие которого происходит в мозамбикском посёлке с говорящим названием Мгла. Чем дальше разворачивается история, тем более врач-португалец Сидониу Роза блуждает во мгле, которую напускают вокруг него чернокожие местные жители, и не может найти однозначных ответов на, казалось бы, простые вопросы о прошлом.
Чтобы быть справедливым к книге и автору, скажу, что процесс чтения не был тяжёлым. Герои романа очень интересно, ярко, метафорично разговаривают. Интересно, что Миа Коуту показывает и общество, в котором люди фотографируются и смотрят телевизор, разговаривают о политике, и в то же время до сих пор сохраняют веру в духов, сглаз и прочее мракобесие. В немногих штрихах обнаруживаются границы «водораздела» между чернокожими и белыми, который, наверное, обычен для постколониального государства (любопытно: ещё большие преграды, судя по тексту, существуют в отношениях между неграми и мулатами).
И напоследок – цитата, в которой для меня заключён весь смысл прочитанного романа:
– Вы должны забыть. Забыть всё, о чём вам рассказывали.
– Забыть? Почему?
– Потому что всё это враньё. Земля наша врёт, чтобы выжить.
Об авторе:
фото с сайта: Википедия
Миа Куото (полное имя - Антонио Эмилио Лейте Куоту, род. 05.07.55) - португалоязычный писатель из Мозамбика, получивший международное признание. Сын поэта Фернандо Лейте Куоту. По образованию - биолог. Сторонник Фронта за освобождение Мозамбика. Автор многочисленных публикаций.
Начинал как поэт, но затем стал писать рассказы, новеллы и романы. В настоящее время совмещает карьеру биолога в Great Limpopo Transfrontier Park (Грет Лимпопо Трансфронтье Парк) с писательской деятельностью. Произведения Куоту опираются на реальность его родной страны и в частности на богатый местный фольклор.
Творчество Куоту - это поэмы, новеллы, романы и хроники. Его блестящий стиль органично сочетает литературный португальский язык с местными африканизмами. Куоту создал некий сорт магического африканского реализма. Автор рассказывает о южной Африке с долей юмора и большой надеждой.
Первый роман Куоту "Сонная земля" вошел в список 12-ти лучших африканских романов 20-го века. Его книги переведены на 22 языка.
Лауреат премии Мариу Антониу (2001), международной премии организации Латинское единство, премии Эдуардо Лоренцу (2011) и др.
Автор романов «Сонная земля» (Terra Sonambula, 1992), «Последний полет фламинго» (О Ultimo Voo do Flamingo, 2000), «Потрясенный дождь» (A Chuva Pasmada, 2004), Иерусалим (Jesusalem, 2009) и др.
                                                                                                         перевод с сайта:  Африкансюксес


Спрашивайте в библиотеках!

Популярные сообщения из этого блога

Лев Данилкин. Владимир Ленин

Данилкин Л. Владимир Ленин : глава из книги // Новый мир. - 2016. - № 8.
Читатьна сайте журнала "Новый мир". Полностью биография Ленина выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в феврале 2017 года. В анонсе номера:
Попытка вызволить образ Ленина из заковавших его почти на сто лет бронзы и гранита, а также – из сахарно-пафосного образа вождя в «лениниане». В публикуемых журналом главах перед нами – политический эмигрант, публицист и партийный функционер, сосредоточившийся на внутрипартийной борьбе, общественный деятель, вызывающий у одних восхищение, у других – ироническое (в лучшем случае) отношение к напору и властолюбию («бонапартизму») будущего преобразователя истории. 
Анонс 8-го номера журнала «Новый мир» Автор:
Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине.
Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и К…

Сергей Шаргунов. Валентин Катаев

Шаргунов С. Валентин Катаев : главы из книги // Новый мир. - 2016. - № 1.
Читать: на сайте журнала "Новый мир".
Полностью биография В.П. Катаева выйдет в издательстве "Молодая гвардия" в серии "Жизнь замечательных людей" в начале 2016 года.
Читать в журнале "Наш современник": начало, продолжение, окончание.
В анонсе номера:
Главы из будущей книги, написанной для серии ЖЗЛ, – в главах этих Шаргунов ставил задачу разобраться в самом закрытом (самим Катаевым закрытом) периоде жизни писателя: конец 10-х – начало 20-х годов, гражданская война, Одесса, метания между белыми и красными, а в литературе – между ученичеством (не только литературном) у Бунина или у Маяковского; полугодовое пребывание в камерах ВЧК с перспективой почти неизбежного расстрела, чудесное избавление и т.д. – и все это для того, чтобы понять «кто такой Катаев».
Анонс журнала "Новый мир" Автор: «Новый мир» публикует главы из книги о Валентине Катаеве периода гражданской войны…

Горан Петрович. Снег, следы…

Петрович Г. Снег, следы…: Фрагменты ещё не дописанного романа / Перевод Ларисы Савельевой // Иностранная литература. - 2015. - № 11. - С. 3-79. Читать:в Журнальном зале Анонс: 30-е годы. Роскошный восточный экспресс Стамбул-Париж, вопреки расписанию, останавливается на захолустной станции и тотчас снова трогается в путь, оставив на заснеженном перроне маленького мальчика. Роман и представляет собой воспоминания того, выросшего и состарившегося, подкидыша о людях, населявших этот медвежий угол в предвоенное десятилетие. Трогательная история с балканским колоритом.  Цитата: ДО СНЕГА НЕ ПОМНЮ НИЧЕГО. Много раз я пытался вернуться назад, пробиться сквозь пелену белого, но мне не удавалось перейти границу памяти. Иногда я сомневаюсь: а было ли что-нибудь до снега.
ВАЛИЛО, КАК НЫНЕШНЕЙ НОЧЬЮ. Щедро... Сейчас я знаю, снег - утешение. Меньше видно всякой всячины. И хотя можно догадаться, что там, под сугробами, с холма все выглядит чистым, неиспорченным, словно на миг нам все прощено, словно дан…